В главных ролях: как бизнес входит в образы великих?

single-image

О нравах, царящих в этой сфере, можно узнать из множества публикаций в соцсетях. В основном – негативного характера. Схема выглядит так: цари и императрицы сами предлагают туристу сфотографироваться с ними, называя небольшую сумму (100–250 руб.). Однако по факту требуют гораздо больше.

«Сейчас за пару фотографий у туристов требуют 500 руб. А если фотографий сделано больше, сумма быстро растет, – говорит Леонид Петров, много лет работавший в образе Петра Первого в разных местах города на Неве. – В результате вместо двух-трех сотен турист порой вынужден расстаться с тысячей и более». И это, по его мнению, вовсе не красит ни город, ни работу «ряженых», а портит впечатления гостей от Петербурга.

Чужие здесь не ходят

Общий оборот этой тонкой «отрасли» сложно оценить даже на экспертном уровне: бухгалтерия услуг «ряженых» носит практически никем не контролируемый характер. А вот территориально все лакомые для этого бизнеса места давно поделены.

Сколько в Петербурге точек, трудятся цари, императрицы и их фавориты? Не больше двух-трех десятков. Как правило, это знаковые для туристов места: Дворцовая площадь, Медный всадник, Екатерининский сад, Собор Воскресения Христова (Спас-на-Крови), Петергоф… Причем выбор исторических персонажей не ограничивается Петром I и Екатериной II: в ход идут имена Потемкина и Орлова, Павла I и Николая II – лишь бы клиент хоть что-то о них слышал. Около символа революции – крейсера «Аврора» – можно встретить «мятежных морячков» из октября 1917-го. Число точек растет вместе с желанием организаторов бизнеса получить прибыль: если раньше на Дворцовой работала только одна пара, сейчас их может быть до четырех. «Ряженые» теперь появляются у Елисеевского магазина, рядом с Русским музеем и везде, где массово бывают туристы.

В общедоступных точках (на Дворцовой площади, у Спаса-на-Крови и т.п.) работники этой сферы чаще всего не связаны с работодателем письменными обязательствами: их деятельность фактически полулегальна и никак не регламентируется. Несколько бывших и нынешних «ряженых», с которыми удалось пообщаться, «по секрету» сообщили: за все время своей работы документов, тем или иным образом легализующих их деятельность, они не видели. Найти организаторов бизнеса корреспонденту «БД», увы, не удалось. А вот на территориях, которыми управляют музеи (например, в Петергофе), «ряженые» могут быть оформлены официально, по трудовой книжке. Как аниматоры, они действуют в рамках трудового (или гражданско-правового) договора.

При этом, хотя правила их работы зачастую никак не определены, места четко расписаны: в том или ином работают исключительно «свои». Пару лет назад прямо на Дворцовой случилась потасовка с участием нескольких «монарших» особ: таким образом они делили территорию. Разумеется, подобное случается крайне редко, поскольку мало кому в голову приходит идея «вдруг» появиться на «чужой» территории с целью заработка. «Ни к чему хорошему это не приведет, – комментирует один из «ряженых». – Если я в своем костюме появлюсь на Дворцовой и попробую фотографироваться за деньги с туристами, уверен, что очень быстро найдутся те, кто популярно объяснит, что делать этого не стоит».

Бывший «ряженый» Дмитрий Царев признается: иногда стычки за передел территорий влияния все же происходят. «Чаще всего это бывает тогда, когда вопрос не до конца урегулирован организаторами бизнеса, – поясняет он. – Именно они разграничивают территории, где работают люди в образе».

Миллионы на фото

Объем оборота всей «отрасли», если исходить из того, что в «рыбный» день пара «ряженых» способна принести хозяину минимум 10 тысяч руб., в целом по Петербургу эксперты оценивают примерно в 30 млн руб. за сезон, который длится в городе с мая по сентябрь. Однако реальные доходы этого бизнеса могут быть как выше, так и ниже: они сильно зависят от турпотока и, конечно, погоды.

«Доходы “ряженых” как качели: когда густо, а когда пусто, – признался один из них. – Поскольку их определяет множество факторов, даже средний уровень определить очень трудно: все зависит от точки, везения, публики и даже твоих личных качеств. По моей собственной практике могу сказать: получал от 160 руб. до 22 тысяч в день».

«Ряженые» рассказывают, что от дневной выручки на точке по 25% получают персонажи (если они работают в паре), а остальное достается организаторам бизнеса. В их компетенции – улаживание организационных вопросов и снабжение исполнителей ролей монарших особ соответствующими костюмами. Процент может быть и несколько иным, так как в самых популярных точках «Петра и Екатерину» иногда «снабжают» фотографом, выступающим в роли кассира.

Один из «ряженых» рассказал, что у них есть своего рода план на день. И если исполняющие роли исторических персонажей его не выполняют, их банально увольняют.  Но сам факт, что при определенном фарте и наличии актерских способностей «ряженый» может и сам хорошо кормиться, и приносить изрядный доход, никто не отрицает – иначе вряд ли с каждым годом в Петербурге их становилось бы все больше.

Сами мы не местные

Кого берут в «ряженые»? По словам Дмитрия Царева, поначалу к работе в этой сфере привлекали даже профессиональных актеров, однако затем в нее по большей части стали попадать случайные люди. «Обычно в “ряженые” приходят по знакомству, – рассказывает он. – Но много “не местных”. При этом возраст, образование или специальность претендента никакого значения не имеют: скорее важны некоторые внешние данные, умение общаться и… выносливость».

И если по поводу внешнего сходства с Петром Первым или коммуникабельности вопросов к претендентам не возникает, выносливость из этого ряда часто выпадает. «А вы попробуйте целый день на жаре в мундире поработать на Дворцовой! – предлагает Леонид Петров. – Выносливость, наряду с психологической устойчивостью, – одни из самых важных для этой работы качеств, без них не отработать и пары дней».

Читайте также