Пандемия или экономический кризис: что больше убивает людей?

single-image

Три недели самоизоляции в России утомили её жителей непрекращающейся информационной атакой из всех источников СМИ, наперебой транслирующих статистику по заражению и смерти от болезней, вызванных коронавирусом, наряду с ужасающими обоснованиями о необходимости исключить любые контакты с другими людьми. Эти гнетущие новости аналитики и эксперты дополняют обсуждением грядущего повышения уровня смертности из-за экономической катастрофы, в которой оказалась наша страна, в результате чего уровень бедности резко подскочил.

По данным опросов, проведенных исследовательскими центрами «Ромир» и Gallup International, из-за остановки деятельности предприятий, вызванной вспышкой COVID-19, на сегодняшний день работы лишились 12% россиян, 30% опрошенных сообщили, что работодатель перевел их на неполный рабочий день, а 32% — что перестали работать временно. Большей части доходов лишились 30% респондентов.

По мнению экономистов, этот кризис будет носить затяжной характер, что приведет к массовой безработице и нищете, которые всегда сопровождаются высокой смертностью.

Многие специалисты и обыватели проводят аналогию между текущей ситуацией и экономической катастрофой, случившейся в нашей стране после распада Советского Союза.

«Шоковая терапия», придуманная Милтоном Фридманом, сопровождала переход от плановой экономики к капитализму и заключалась в глобальной и стремительной приватизации с целью овладения отдельной группой граждан государственными, общественными ресурсами. Сценарий, по которому Россия жила с 1991 года, повторяет действия чилийских «чикагских мальчиков».

Результатом шоковой терапии стало ограбление населения через обесценение вкладов и путем приватизационных чеков. Всё это, помноженное на свободную продажу некачественного алкоголя, привело к падению продолжительности жизни у мужчин с 65 до 57 лет в период с 1990 до 1994 года. Среди прямых причин смерти не последнее место занимали самоубийства.

Также рост смертности в России, причем равномерно во всех её частях, наблюдался после экономического кризиса в 1998 году, в основном от сердечно-сосудистых заболеваний, самоубийств, убийств и ДТП. Итого, в период с 1992 по 2001 год умерло на 3 млн взрослых россиян больше, чем это декларировалось в ожидаемых в 1991 году показателях.

Это прямо и косвенно свидетельствует о том, что резкое ухудшение уровня жизни за первые десять лет после распада СССР уничтожили 3 млн человек — цифры, свидетельствующие о геноциде нации.

Сегодня экономисты предрекают потерю работы в результате мер, предпринимаемых для остановки распространения COVID-19, примерно 8 млн россиян. Это означает, что всё больше людей будет голодать, а, следовательно, болеть и умирать.

Все страны, пораженные коронавирусом и предпринявшие беспрецедентные и жесткие меры по борьбе с ним, с тревогой вспоминают развал СССР, резкое обнищание народа и сокращение его численности, и не хотят такого развития событий. Но эти страны забывают о том, как боролся с голодом СССР в период своего становления в 1920—1921 годах и в 1931—1932 годах. Союз не только попросил о далеко не безвозмездной помощи у своих соседей, но тут же принялся за научную модернизацию сельского хозяйства через внедрение новых методов обработки земли и выращивания культур, через производство сельскохозяйственной техники, через подготовку агрономов, зоотехников и ветеринаров и т. д. Но одним из колоссальных достижений в борьбе с голодом стало появление колхозов.

Во время голода после Великой Отечественной войны в нашей стране были предприняты конкретные меры борьбы с голодом: введение карточной системы, зерновые ссуды отдельным краям и областям, медицинская и материальная помощь истощенным людям, профилактика распространения массовых заболеваний.

Наше руководство и руководство так называемых развитых стран по каким-то причинам не хочет вспоминать этот уникальный опыт. Игра с народом в самовольное заточение и решение денежно-бюджетных головоломок всего за несколько десятков лет стала как-то сподручнее для верхушки власти, а словосочетание «планирование экономики» стало чуть ли не ругательным.

А между тем выход из кризиса подсказывает сама история и здравый смысл. Нужно только поставить правильные цели и открыть правильные учебники.

Владимир Киберов 

ИА REGNUM

Читайте также