Ковидный мусор и проблема обращения с медицинскими отходами в Санкт-Петербурге.

single-image

27 августа в ТАСС Северо-Запад прошел круглый стол на тему «Ковидный мусор и проблема обращения с медицинскими отходами в Санкт-Петербурге.Модератор – Юрий Песьяков.
Модератор:
— Дорогие друзья! Я рад всех приветствовать. Тема нашего обсуждения: Ковидный мусор и проблема обращения с медицинскими отходами в Санкт-Петербурге. Хочу представить участников круглого стола:
— депутат муниципального образования «Гавань» Александр Григорьев,
— эксперт по проблеме обращения медицинских отходов Владимир Балашов,
— ассистент кафедры Организации здравоохранения и медицинского права СПбГУ, врач-эпидемиолог Лидия Сопрун.
Слово инициатору сегодняшней встречи депутату Александру Григорьеву.

Григорьев: Обращение медицинских отходов тема очень актуальная, это вопрос, входящий в сферу обеспечения экологической безопасности населения. Вопрос, имеющий государственное и общественное стратегическое значение. Мусор и отходы образуются каждый день и, при нарушениях в этой сфере, наносится вред здоровью граждан.
Я приведу два примера. В 2019 году в Петрозаводске была пресечена деятельность предпринимателя, который сбрасывал медицинские отходы просто в мусорные контейнеры во дворах многоквартиных домов. Это показывает, что доступ к аукционам в этой области деятельности есть у лиц и компаний, которые элементарно не обладают производственными мощностями, чтобы обезвредить медицинские отходы.


А в 2018 году на территории нашего округа Гавань были выявлены нарушения обращения с медицинскими отходами на Шкиперском протоке, и об этом писали СМИ, в том числе Фонтанка. Мы начали разбираться в ситуации, выяснилось, что проблема серьезная, глубокая. И сегодня, благодаря проработанной территориальной схеме обращения с отходами, проработанной совместно с Комитетом по благоустройству Санкт-Петербурга и Комитетом по градостроительству и архитектуре, на Васильевском острове переработка отходов запрещена. Но главная проблема остается и заключается в том, что сфера медицинских отходов не достаточным образом урегулирована законодательством. Эта сфера урегулирована нормами международного права, и по нормам одного из принципов конвенции – возможно только применение наиболее экологически безопасных методов утилизации и обезвреживания таких отходов. Наш 89-й Федеральный закон также раскрывает принципы и регламентирует данную сферу, и отдельным блоком во 2-й статье выделяет радиоактивные отходы, биологические отходы, медицинские и туда же относит особо опасные вещества. И не случайно, что для данной группы отходов предполагается более строгое отношение. А на деле получается, что санитарными нормами и правилами (СанПиН) установлен более мягкий правовой режим для медицинских отходов, в отличие от 89 ФЗ, который предусматривает лицезирование деятельности для компаний занимающихся медицинскими отходами, у нас в области медотходов лицензия не обязательна. И это большой пробел в законодательстве. Сейчас Комитет по аграрной политике Совета Федерации принимает решение по устранению этого пробела, там целый комплекс мер, в том числе касающихся лицензирования. Проблема в другом: это займет много времени, а отходы образуются каждый день. Важно уже сейчас принимать меры, понимая, что уже существует воля законодателя и федерального центра в устранении этой проблемы. И проблему нужно устранять оперативными механизмами. И такие механизмы есть. В Приморском районе в техническом задании к аукциону такие установлены правила, что недобросовестному участнику нет смысла принимать участие в аукционе. И это смелое решение. Другие районы могут брать это на вооружение. Я надеюсь, что результатом нашей встречи будут приняты решения, которые дадут возможность, пока у нас не все подробно регламентировано, исключить нарушения в области обращения с медицинскими отходами. Спасибо!

Сопрун: — Проблема обращения с медицинскими отходами одна из самых актуальных проблем не только в России, но и во всем мире. Медицинские отходы рассматриваются как фактор не только прямого, но и опосредованного риска возникновения инфекционных и неинфекционных заболеваний среди населения и медицинского персонала, вследствие возможного загрязнения элементов окружающей среды: воды, воздуха, почвы, продуктов питания. В 60-х годах была доказана повышенная степень эпидемиологической опасности отходов лечебно-профилактических учреждений, созданы первые печи для сжигания отходов с примитивной конструкцией системы газоочистки или вообще без нее. Медицинские отходы в 90-е годы 20 столетия вывозились на свалки или полигоны твердых бытовых отходов, на сегодняшний день ситуация практически не изменилась, остаётся актуальным вопрос смешивания различных классов медицинских отходов. В 1998 году в РФ был принят Федеральный закон №89 «Об отходах производства и потребления», который определяет нормативно – правовую базу обращения с отходами, и как следствие способствует снижению и исключению вредного воздействия отходов производства на здоровье человека и окружающую природную среду. В 2010 году в Российской Федерации утверждены следующие санитарные правила СанПиН 2.1.7.2790-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к обращению с медицинскими отходами». Согласно данному документу определена классификация медицинских отходов, вводится впервые термин термического обеззараживания медицинских отходов, говорится о введении химической дезинфекции медицинских отходов, только в качестве временной меры по обращению с ними, также происходит небольшая корректировка классификации. По данному документу медицинские отходы группы Г делятся на 4 класса опасности, также как и в природоохранном законодательстве, что касается медицинских отходов класса В, то в эту группу вошли только работы связанные микроорганизмами с 1-2 группой патогенности.

Что касается Европы и европейского опыта обращения с медицинскими отходами, то в 2005 году было дано определение опасных отходов, в том числе медицинских отходов, дана их классификация. По сути, данный европейский нормативный документ является аналогом наших санитарных правил 2010 года. Сбор, накопление, транспортировка и обезвреживание отходов в медицинских учреждениях должно производиться отдельно от других отходов, то же регламентируют и наши санитарные правила, которые не позволяют вывозить медицинские отходы класса В без предварительного их термического обеззараживания.

Внедрение рекомендованного ВОЗ и российским законодательством метода термического обеззараживания этих потоков происходило крайне медленно и к 2007 г. на территории России действовали только 214 установок термического обеззараживания.

С 1 марта 2021 г. вводятся новые санитарно-эпидемиологические требования к содержанию территорий городских и сельских поселений, к водным объектам, питьевой воде и питьевому водоснабжению, атмосферному воздуху, почвам, жилым помещениям, эксплуатации производственных и общественных помещений, к проведению санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий. Они приняты на 6 лет.

Балашов: В дополнения к сказанному подтверждаю, что проблематика находится сегодня на некоем новом уровне, поскольку пандемия выявила проблематику острее, чем в нашей обычной жизни. Сегодня мы понимаем, что часть медицинских учреждений в городе и области переведена на работу по Ковид 19, и отходы, которые формируются в таких учреждениях, требуют самого тщательного обезвреживания, обеззараживания и захоронения.

В дополнение к словам Александра хочу добавить, что эпопея 18-го и 19-го годов с недобросовестными исполнителями не закончилась. Не далее, как в 20-м году у нас шумела эпопея в Мурино, потом в Кузьмолово, где были выявлены очаги незаконного сжигания отходов, где была использована кустарная печка, и делалось это ночью в достаточной близости к жилому массиву, что очевидно привело к тому, что жители были недовольны. Включился в работу аппарат губернатора, была проведена работа, люди больше этим не занимаются. Но это единичные случаи решения проблемы.

А в дополнение к словам Лидии скажу — надо понимать, что система обращения с медицинскими отходами затрагивает абсолютно все медицинские учреждения, а законодательство по этому вопросу не гармонизировано. Оно размыто между Федеральными законами, между нормативными документами. Да, очередной СанПиН, который поступил в марте этого года, определяет нормы и правила, как это должно происходить, но эти требования пока только на бумаге. К сожалению, ответственности за неисполнения этих требований мы на сегодняшний день не видим.

В Санкт-Петербурге и Ленинградской области огромное количество медицинских учреждений и у всех разные подчинения. И с одной стороны требования распространяются на всех, с другой — нет единой закупочной системы по контрактам, и мы видим абсолютно разные формулировки на эту услугу в технических заданиях разных ведомств. Делятся они на два больших блока – централизованная схема обращения с отходами и децентрализованная. Во втором случае медучреждение имеет собственную установку для обеззараживания на месте. Определяют участок, помещение, пытаются исполнить все требования СанПиН, содержит сотрудников, которые этим занимаются, закупают исходные материалы, технически обслуживают это оборудование, но, тем не менее, выполняют функцию. А в централизованной схеме, так же предусмотренной СанПиНом, все услуги выполняет оператор, который не занимается медицинской деятельностью, а только имеет ресурсы для обеззараживания отходов. Вот эти компании и участвуют на рынке закупок, пытаясь оказать эту услугу наиболее достойным способом. И здесь есть нюанс, который называется экономика. В децентрализованной схеме стоимость услуг от 130 до 250 рублей за килограмм отходов с учетом всех составляющих: электроэнергии, воды, зарплат, канализации, амортизации. А рынок централизованных услуг по итогам 2020 года показывает, что на эти же услуги цена от 60 до 80 рублей за килограмм, что существенно ниже эксплуатации собственного оборудования. И если в первом случае медучреждение всей своей компетенцией отвечает за качество обращения с отходами, то в централизованной схеме на рынке доступ к закупкам имеют любые компании, в не зависимости от их компетенции и возможностей. Если объяснять просто, то оператор, работающий с отходами, чтобы добросовестно выполнять требования, должен иметь участок, на который он вывозит мусор, с проведенной экологической экпертизой, должен обработать спецтраспорт, должен иметь людей, обучить их, должен мониторить ситуацию и т.д. А недобросовестному оператору достаточно все отходы положить в черный мешок и вывезти на ближайшую свалку, не задумываясь о последствиях.

Модератор: — Владимир! У меня вопрос: есть ли другие способы обезвреживания, кроме сжигания?

Балашов: — На рынке существуют печки по всем нормативам, и сжигание — один из способов. В альтернативу сжиганию есть другие: автоклавирование, свч, воздействие водяных насыщенных паров. При сжигании в печи образуется зольный остаток, приравненный к 4 классу отходов, это опасный класс, а автоклавирование дает отходы 5-го неопасного класса, приравненного к бытовым отходам, которые можно захоронить на полигоне.

Модератор: — К нам поступают вопросы от журналистов. Татьяна Тюменева, Российская газета: Были ли случаи — особенно по Петербургу и Ленобласти, когда медотходы из организаций, имеющих отношение к коронавирусным больным (стационары, поликлиники), оказывались в лесах, на обычных помойках? Есть ли вероятность, что человек, который дотронется до этих отходов, возьмет в руки, заболеет коронавирусом?

Балашов: – Да. Мы точно знаем, что были случаи хранения отходов под открытым небом под маскировкой того, что это якобы обезврежено. Но на самом деле это не было подтверждено. Мы знаем случаи, когда отходы хранились в автомобилях под видом временного хранения.

Модератор: — Вопрос. Радио России, Кирилл Андреев: Как должны утилизироваться маски? Правильно ли, что их горожане просто выбрасывают в общие урны?

Балашов: — Обычный здоровый человек, идущий по улице, выбрасывает маску в урну. Но человек может быть не здоров. Это может быть не Ковид, а туберкулез. И эта маска может стать источником заражения для окружающих. Мы понимаем, что такие маски тоже нужно утилизировать способами, про которые мы уже говорили. Но юридически это не определено.

Модератор: Вопрос Григорьеву. Наталья Орлова, СПб Ведомости: — А кто именно в Приморском районе организовал конкурсы на утилизацию мед отходов? И в чем именно состояла Смелость?

Григорьев: — Там определили подход к обезвреживанию, который применяют в европейских странах, рекомендуемый Всемирной Организацией Здравоохранения. Учитывая, что общая практика на территории России – это сжигание отходов, то в Приморском районе применяют современную технологию — автоклавирование, что дает 5-й безопасный класс отходов. У нас и в Калининском районе есть комплекс, применяющий метод автоклавирования, и у него большие мощности.

Балашов: – Организатором закупки в Приморском районе была Администрация района. А, как правило, небольшие медицинские компании пользуются услугами сторонних организаций и, как правило, самых выгодных по ценам. А в условиях целого района было принято решение в техническом задании прописать «безопасный класс» отходов на выходе, который дает пока только автоклавирование, что отсекло «выгодных» операторов с другими технологиями.

Модератор: Вопрос. Татьяна Тюменева, Российская газета: — А куда рекомендуете выбрасывать маски, особенно тем горожанам, кто болен ковидом или подозревает его у себя? Просто в пакет и на мусорку?

Балашов: – Самый простой способ локальное обеззараживание. Замачивание в хлордезе. Купить и замачивать.

Модератор: Итак, мы выяснили, что отходы формируются каждый день и существуют добросовестные и недобросовестные операторы по работе с отходами, что делать, чтобы быстрее решить проблему?

Балашов: – Эволюция законодательства происходит. И сейчас уже внесены поправки по лицензированию. Но есть путь быстрее. Можно принципиально внести изменения в правила закупки, сделав закупку по обезвреживанию отходов не в форме электронного аукциона, а в форме квалификационного конкурса. Казалось бы, маленький шаг, а он приведет к большим последствиям.

Григорьев: – Добавлю. Уже сегодня, не дожидаясь, когда это будет упорядочено законом, можно вносить в техническое задание условия по обезвреживанию путем автоклавирования, что дает на выходе 5-й класс опасности. Я думаю, что наш сосед Финляндия будет очень рад, если мы введем такую практику обезвреживания. И сейчас нужна воля нашего губернатора, чтобы в ближайшее время все, кто заключает контракты по обращению с медицинскими отходами, применяли опыт Приморского района.

Модератор: Вопрос. Виктория Саитова, РБК Петербург: Что спикерам конференции даёт основание говорить, что некоторые компании «недобросовестно утилизируют отходы»? Фиксировал ли уже какие-то нарушения Роспотребнадзор, правоохранительное органы?

Григорьев: – В новостной ленте все есть. Об этом пишет пресса, эти преступления фиксируются не только прессой, но и надзорными органами. И если человек, захочет нанести вред своим соседям, то у него сейчас есть возможность практически применить «химическое оружие».

Модератор: Наталья Орлова, СПб Ведомости: поможет ли решению проблемы медотходов работа единого оператора обращения с отходами?

Григорьев: – вопросы отходов в международной практике урегулированы так, что не так важно оператор единый или разные. Мы живем в условиях рыночной экономики, и если частный сектор готов соблюдать правила и хочет поучаствовать в решении проблемы, он должен не только приветствоваться, но еще и поощряться. А пока в Московской области введена такая практика, но итоги можно будет подвести через какое-то время.

Модератор: — Да, мы сегодня проблему озвучили и даже выдали решения этой проблемы. Подведем итоги.

Балашов: – Я бы хотел отметить, что рынок имеет тенденцию к улучшению. Нужно не останавливаться и уже сейчас использовать имеющийся опыт, который можно перенимать. Но и законодательство нужно изменять.

Григорьев: – Благодарю всех участников! Важно, чтобы сейчас была сформирована политическая воля нашего субъекта, чтобы, не дожидаясь, когда будет все будет подробно проработано, уже сейчас использовать те методы работы с отходами, которые будут отвечать современным требованиям безопасности.

Модератор: Мы благодарим всех участников!

Leave a Comment

Your email address will not be published.

Читайте также