Имад Элиас: «Глобальное присутствие, локальные приоритеты»

single-image

Трудно определить, какая часть работы увлекает Имада Элиаса больше – юриспруденция или страхование. Для него они неотделимы друг от друга. Имад – один из тех людей, кто всю жизнь строит мосты между Востоком и Западом. Список стран, которые он посещает, говорит сам за себя: Россия, Украина, Катар, Ливан, Саудовская Аравия, Иордания, Великобритания, Германия, Греция…
Мы поговорили о шипинге, страховании и перестраховании, перспективах развития экономики и бизнеса и об уникальных специалистах, работающих в EMCO Group (в которую на Кипре входят компании I. Elias & Co LLC и Elias Marine Consultants Ltd).

– Расскажите для начала, чем занимается ваша компания.
– Мы весьма специализированная группа юристов и консультантов, которая в основном обслуживает судовладельцев, менеджеров судов, страховые компании и банки. Это отличает нас от местных юридических фирм, которые за многие десятилетия работы создали свою сеть частных клиентов.
Мы работаем с частными клиентами лишь в исключительных случаях. Как правило, они являются состоятельными лицами, приходящими к нам в рамках делового сотрудничества, и мы занимаемся их личными делами параллельно с обслуживанием их бизнеса. Основная часть нашей клиентуры – юридические лица. Большинство – это международные компании. У нас есть офисы в других странах, и это позволяет нам качественно обслуживать клиентов на международном уровне. Более того, благодаря нашей юридической фирме в Великобритании, мы можем предлагать таким клиентам оптимальное по затратам обслуживание в случае судебных разбирательств в британской юрисдикции.

КОМАНДА – ЭТО ГЛАВНОЕ!

– Кто работает в вашей команде?
– Мы специально собирали специалистов из различных сфер. Например, в компании есть юристы, получившие квалификацию и опыт работы в различных странах, в том числе на Кипре и в Великобритании. Есть эксперт-юрист, имеющий диплом капитана дальнего плавания. Его знания и опыт помогают в расследовании аварий, в том числе связанных с морским судоходством. У других наших специалистов есть опыт работы в сфере морского страхования.
С нами также работает инженер-кораблестроитель: в ходе осмотра судна, вовлечённого в тот или иной инцидент на море, он оценивает объём ущерба, необходимых ремонтных работ и пр.
Помимо этого мы занимаемся куплейпродажей морских судов, их регистрацией и финансированием. Мы также содействуем работе страховых компаний и банков – над этим работает специальный отдел. К слову, нам принадлежит страховое агентство, специализирующееся на страховании судов и яхт.

– Как вы распределяете свою занятость между различными направлениями работы?
– У нас три основные сферы деятельности: шипинг, страхование и коммерческий сектор. Морское право составляет примерно 50% от общего объёма работы. Ещё около 40% – это правовое обеспечение страхования и перестрахования. Оставшуюся часть занимает юридическое обслуживание международных торговых компаний в рамках корпоративного и коммерческого права. Мы занимаемся крупными морскими авариями по всему миру, а также не связанными с морским сектором страховыми случаями на Ближнем Востоке. Скажем, при пожарах, ураганах или взрывах наша работа – содействовать страховым компаниям в расследовании. Фактически мы помогаем определить причину инцидента и виновную сторону, рассчитать объём убытков, выяснить, в какой степени убытки покрываются страховкой и возможно ли получить компенсацию от виновной стороны. Нам приходилось заниматься случаями политически мотивированного насилия на Ближнем Востоке, когда имуществу компаний был нанесён ущерб в результате террористических атак.

ШИПИНГ НА КИПРЕ

– Как бы вы описали ситуацию в шипинговой индустрии на Кипре? Каковы ваши прогнозы? 
– Я считаю, что одним из главных преимуществ Кипра является очень прогрессивное и здравомыслящее руководство. Мы видим, какое внимание уделяется шипинговой индустрии, какая ведётся целенаправленная работа. Единственный, на мой взгляд, недостаток – неразрешённый политический конфликт с Турцией. Но на него мы не в состоянии повлиять, это дело политиков.

– Как вы считаете, судоходной отрасли Кипра есть куда расти, или её потенциал исчерпан?
– Нет, не исчерпан. Как вы понимаете, когда в экономике наблюдаются взлёты и падения, они отражаются и на судоходстве. И сейчас ситуация постепенно выправляется, видна положительная динамика. В ближайшие годы в сфере шипинга ожидается постепенный рост, особенно с учётом того внимания, с которым нынешние власти относятся к морскому судоходству на Кипре, и их готовности поддержать частный сектор.

– Как, по-вашему, это отразится на кипрском флаге?
– Кипрский флаг ориентирован скорее на качество, чем на количество регистрируемых кораблей. Времена, когда мы гнались за объёмами, прошли. Сегодня клиенты кипрского флага – это первоклассные суда с низкой статистикой аварий и с хорошей репутацией в целом.
Благодаря стабильной ситуации на Кипре каждый раз, когда в других странах назревает кризис, Кипр лишь выигрывает. Ранее, например, это произошло с Грецией, сейчас это брексит. Страховщики, работающие с судоходным сектором, должны иметь европейский «паспорт». Мне известно уже о двух клубах взаимного страхования (P&I Club1), которые в контексте брексита планируют разместить свою деятельность на Кипре. Словом, Кипр – привлекательное направление.

ВЗАИМНОЕ СТРАХОВАНИЕ

– Ваша страховая деятельность касается только морского сектора?
– Нет, она гораздо шире. Страхование судна подразделяется на имущественное и на страхование ответственности (несчастные случаи с экипажем на борту, загрязнение окружающей среды, ущерб для груза и т. д.). Такой ущерб покрывается P&I. И поскольку суда работают в международных масштабах, при возникновении проблемы
капитан или владелец судна в первую очередь свяжется именно с местными представителями клуба P&I. Обычно страховщики P&I имеют разветвлённую сеть корреспондентов и представителей. Мы являемся частью такой сети на Кипре и во многих других странах, где у нас есть партнёрские офисы.

ЭКСПЕРТНАЯ ПОМОЩЬ

– Помимо обслуживания сектора морских перевозок, в каких ещё страховых сферах вы присутствуете?
– Мы предоставляем услуги юридического консультирования страховщикам и перестраховщикам. Приведу пример. Мы часто занимаемся страховыми случаями после крупных пожаров на фабриках и в торговых центрах на Ближнем Востоке. В таких ситуациях на место происшествия выезжает назначенный нами пожарно-технический специалист. После осмотра места именно он представит первое заключение о причинах пожара, очаге возгорания и т. д. После этого мы оцениваем страховое покрытие и возможности получить компенсацию от третьих сторон.
В таких ситуациях мы зачастую помогаем оценщикам убытков в вопросах, связанных со страховым покрытием и суммой, подлежащей к оплате по условиям договора страхования.
Нас привлекают к работе не только страховые компании, но и организации, понёсшие ущерб. Такой организацией может быть и банк. Как известно, банки используют комплексное страхование (Bankers Blanket Bond), которое защищает их в случае недобросовестных действий сотрудников, в том числе киберпреступлений. Нам, к примеру, могут поручить расследовать случай представления подложной документации по аккредитиву. Мы оцениваем страховое покрытие для банка с правовой точки зрения и помогаем ему продвигать дело в компании, покрывающей риски.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

— Расскажите немного о себе. Вы прекрасно владеете английским – наверняка получили образование в Великобритании, не так ли? Как вы пришли к созданию своей компании и привели её к сегодняшнему виду?

– Мои родители владели судами с 1970-х годов – сначала в Ливане, потом на Кипре, куда пришлось перебазироваться, когда на родине разгорелся военный конфликт. У нас были суда, зарегистрированные под кипрским флагом, поэтому переезд сюда стал естественным выбором. В детстве Кипр был для меня вторым домом и местом, куда мы приезжали на отдых с семьёй. С 1978 года я жил в Великобритании, где и получил образование. Став солиситором, работал в крупнейшей юридической фирме в Лондоне, занимающейся морским правом, правовым обеспечением морского страхования и перестрахования. В 1992 году я переехал на Кипр, чтобы быть ближе к семье, и открыл свою первую компанию, предоставлявшую консалтинговые услуги.
Мы помогали тем, кто хотел открыть бизнес в сложных юрисдикциях, ведь Кипр соседствует с такими странами, которых многие боятся до сих пор. Так мы начали постепенно расти, став впоследствии корреспондентом клуба P&I в ряде стран и развив страховой сектор, чему способствовал и мой опыт работы в Великобритании.
Кроме того, я выступаю арбитром в делах, связанных с морским судоходством и коммерческими спорами. Иногда меня назначают рассматривать такие споры в качестве единоличного третейского судьи, а иногда – в составе коллегии из трёх арбитров.

– Помимо английского вы свободно владеете арабским и французским. А на каких языках говорят в вашей компании?
– У нас работают сотрудники, свободно владеющие русским, польским, немецким, украинским, словацким, испанским, греческим, а также африканскими языками.

– Такой набор нечасто встретишь, это наверняка большое преимущество в работе! Есть ещё какие-то особенности?
– Да, большинство наших руководящих сотрудников работают в группе уже более 20 лет. У нас в целом очень низкая текучесть кадров. Это прекрасно для наших клиентов: они налаживают близкие доверительные отношения с нашими консультантами, которые в курсе всех их дел, а ведь доверие здесь крайне важно. Наша компания также спонсирует тех детей сотрудников, которые хотят получить профильное образование и в будущем присоединиться к нашей команде. У нас уже есть второе поколение сотрудников, среди которых – и мои дети.

 

Читайте также