Б. Вишневский: Выношу на обсуждение петербуржцев проект своей программы на выборах губернатора

single-image

Дорогие петербуржцы!

8 сентября в нашем городе пройдут выборы губернатора.
Я буду добиваться права участвовать в этих выборах — понимая, как это непросто.
И буду бороться за победу.
Выношу на ваше обсуждение первый вариант своей программы.
Жду ваших предложений и замечаний.

Ваш Борис Вишневский, депутат Законодательного Собрания, руководитель фракции «ЯБЛОКО».

Как правило, программы кандидатов в губернаторы — это описание того, как обстоят дела, какие есть проблемы, и как кандидат намерен эти проблемы решить.
Как он намерен навести порядок в образовании и здравоохранении, ЖКХ и дорожном хозяйстве, социальной сфере и благоустройстве, и так далее и тому подобное.
Как он собирается решить проблемы «очередников» на жилье и обманутых дольщиков, победить «уплотнительную застройку», отремонтировать дома, сохранить скверы и парки, поддержать малый бизнес, увеличить зарплату врачам и учителям…
Я хорошо знаком с этими и другими проблемами Петербурга и петербуржцев.
И знаю, как их решать.

Но я считаю, что надо бороться с причинами возникновения проблем горожан, а не со следствиями.
Поэтому моя программа — это именно программа борьбы с причинами.

Иначе мы так и будем каждую неделю собирать митинги протеста.
Меня категорически не устраивает политика городской администрации.
Она действует, не обращая внимания на мнение горожан. Принимает решения не в соответствии с их мнением и их волей — а очень часто вопреки ей.
Эта ситуация совершенно не изменилась с заменой Георгия Полтавченко на Александра Беглова.
Как и раньше, мы видим сокращение зеленых зон и попытки их застроить, затягивание строительства метро (вместо новых станций на Юго-Западе сперва тянут ветку метро к новому стадиону, чтобы отчитаться перед Москвой, а потом и вовсе сокращают эти расходы), катастрофически медленное расселение коммуналок (на которое якобы нет денег — но есть деньги на выплаты владельцам ЗСД), возведение новых торговых центров на месте кладбищ (как на Фарфоровском), строительство элитного жилья рядом с Пулковской обсерваторией, неспособность власти организовать уборку снега и льда с городских улиц, разрушение исторических зданий, попытки вести новые «скоростные радиусы» мимо жилых домов, строительство новых зданий в центре, угрожающее безопасности окружающих домов, и многое другое.
Петербуржцы протестуют, выходят на митинги, пишут письма, подписывают петиции — а в ответ слышат «мы так решили и не изменим своего решения», «у нас все согласовано», «город должен развиваться», и так далее и тому подобное.
Уверен: надо не только менять городскую власть, но и менять причины, порождающие все эти проблемы.

Давайте ответим на вопрос: что нас больше всего раздражает в нашем городе?
То, что власть считает себя хозяевами города, а жителей — подданными.
То, что власть от нас не зависит, нас не слышит и не учитывает наше мнение.
То, что невозможно публично обсуждать вопросы городской жизни, а если и возможно — это обсуждение почти ни на что не влияет.
То, что вопросы решаются в ручном режиме, а «системно» ничего не работает.
То, что при обращении к чиновнику он ищет не возможность помочь, а повод отказать.
То, что на многих ключевых постах в администрации — очевидно непригодные для этого люди.

Меня часто спрашивают: какими будут ваши первые шаги на посту губернатора?
Они очень просты.

Выстраивание системы управления городом — чтобы все работало не в ручном режиме, а по ясным правилам, чтобы работали не люди, а институты.
Отмена цензуры и открытое обсуждение всех вопросов городской жизни.
Открытые двери во всех органах власти — с входом по паспорту и с заранее известным временем приема любого чиновника.
Согласование всех публичных акций во всех пригодных для этого местах.
«Право вето» участников публичных слушаний по градостроительным вопросам.

Кадровые назначения в администрации — по принципу «умные вместо верных».
И никакого «броуновского движения»: глава района — вице-губернатор — советник — опять глава района, одна и та же колода тасуется непрерывно.
В правительстве должны быть профессионалы, разбирающиеся в своей области лучше губернатора. Чтобы с ним спорить, а не ему поддакивать.

Да, для решения городских проблем нужны деньги.
Они у нас есть — это называется «городской бюджет».
Помните школьную задачку про бассейн и две трубы?
Бюджет — это такой бассейн.
В него втекают налоги граждан, а вытекают расходы на образование, медицину, ЖКХ, благоустройство, дороги, социальные вопросы.
Если на эти цели вытекает недостаточно — значит, где-то есть «дыры».
Я их закрою: город перестанет тратить деньги на то, что не нужно.
Это не значит, что нам сразу хватит на все необходимое. Но это значит, что деньги перестанут утекать.

Что должно быть приоритетом для городской администрации?
Очень простой ответ: обеспечение прав граждан.

Я предлагаю сделать Петербург первым городом в стране, где главной целью работы исполнительной власти будет обеспечение всех прав человека, гарантированных второй главой российской Конституции. И где все решения будут приниматься исходя из того, насколько они помогают обеспечению этих прав.
Вот тогда очень многое в нашем городе изменится.
Власть станет работать совершенно по-другому.
И принимать принципиально другие решения.

Примеры? Пожалуйста.

Статья 19 Конституции говорит о том, что все равны перед законом и судом, а права и свободы у всех людей — равные, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям…
Так ли это на практике?
Очевидно, нет, и каждый из вас это знает. И, скорее всего, чувствовал на себе, что «все равны, но одни больше равны, чем другие», как в знаменитой сказке Оруэлла.
А если эта статья будет выполняться?
Тогда все чиновники администрации обязаны будут ОДИНАКОВО относиться к обращениям граждан и организаций. Не делить их на тех, кому обязательно надо пойти навстречу — и тех, от кого можно отмахнуться.
Просят о срочном ремонте дома? Неважно, живут там миллионеры или думские депутаты, или в нем сплошь «коммуналки». Общественная организация просит предоставить помещение? Неважно, нравятся или не нравятся чиновникам ее активисты и их позиция. Поступила заявка на проведение митинга? Не имеет значения, обратились «единороссы» или «яблочники», коммунисты или «эсеры» — ко всем один подход.

Статья 21 говорит о том, что достоинство личности охраняется государством, что ничто не может быть основанием для его умаления, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.
По протестным акциям последних лет мы видим, как государство «охраняет достоинство личности», и как «никто не подвергается пыткам и насилию».
С теми, к кому я регулярно приезжаю в отделы полиции, когда их задерживают за попытки реализовать свое право на свободу собраний, ведут себя ровно наоборот. Их в грубой форме задерживают, часами (а то и сутками) держат в полиции в условиях, часто напоминающих пыточные, им отказываются давать воду и еду, их наказывают непомерными штрафами и необоснованными арестами.
Да, полиция и прокуратура не подчиняется губернатору, но это не значит, что он не может изменить положение дел.
Полиция или Росгвардия задерживают граждан на акциях протеста тогда, когда получают повод. А этот повод — отказ Смольного в согласовании этих акций под абсурдными предлогами.
Значительный шаг для выполнения статьи 21 — согласование администрацией города всех публичных акций. Прекращение практики постоянных отказов.

Статья 24 гарантирует каждому гражданину возможность ознакомления в органах власти с любыми документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы.
Мы знаем, как сложно иногда бывает получить от чиновников необходимые документы. О планах строительства в квартале, о средствах бюджета, предназначенных (или уже истраченных) на благоустройство или ремонт дома, о порядке получения льгот или пособий, и так далее. А ведь эти документы, — если права граждан нарушены, — необходимы для отстаивания этих прав, вплоть до суда.
Никаких отказов гражданам в предоставлении документов и материалов быть не должно. Более того, как можно больше документов властей должно размещаться в открытом доступе в Интернете или предоставляться по электронному запросу.

Статья 27 гарантирует право на свободный выбор места пребывания и жительства.
Но на практике мы видим, как получение гражданами тех или иных государственных услуг или осуществление ими своих прав зависит от того, зарегистрированы ли они по соответствующему адресу. Попасть к врачу, отдать ребенка в школу или садик, получить пособие — все только по «месту регистрации». Но гражданин имеет право жить не там, где он зарегистрирован! В другом районе, например, на другом конце города от своего формального места регистрации. И в этом случае он сталкивается с множеством трудностей!
Полностью выполнить статью 27 — значит, предоставить петербуржцам все эти права независимо от того, в каком месте города они зарегистрированы.

Статья 28 гарантирует свободу совести. В том числе — право исповедовать любую веру или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Выполняется ли эта статья? Конечно, нет. Попробуйте свободно распространять какие-нибудь «иные» убеждения. И действовать в соответствии с ними. Особенно если они серьезно отличаются от тех, которых придерживается власть.
Такого быть не должно: граждане должны иметь это право в полном объеме. И в том числе — иметь возможность свободно распространять убеждения, критичные в отношении власти. И действовать так же. И власть не имеет право им препятствовать.

Статья 29 гарантирует свободу мысли и слова, запрещает пропаганду или агитацию, возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, запрещает принуждение к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Дает право каждому свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Гарантирует свободу СМИ и запрещает цензуру.
И эта статья не выполняется в Петербурге (как и во всей России). Мы видим, как оказывают давление на «бюджетников», заставляя их поддерживать курс правящей партии и голосовать соответственно, и угрожая карами в случае сохранения верности своим убеждениям. Мы видим, что очень трудно распространить информацию, которая не нравится городским властям. Мы видим, как при формальном отсутствии цензуры, в СМИ, которые зависят от городских властей, есть «запретные темы» и «черные списки» (хотя и не оформленные юридически).
Что изменится, если статья 29 будет выполняться полностью?
А вот что. Все городские чиновники будут твердо знать, что при любой попытке политического давления на «бюджетников», пенсионеров, студентов, при любой попытке заставить их «добровольно-принудительно» вступить в правящую партию или заставить их «правильно проголосовать», при любой попытке преследований за высказывание своих убеждений, отличающихся от убеждений начальства, они будут уволены.
На телевидении и радио, и также в печатных изданиях, которые финансируются или выпускаются городской или районными администрациями, будут в обязательном порядке представлены разные точки зрения на происходящее в городе. Не будет никаких «запретных тем» и «черных списков», самые разные городские политики и общественные активисты смогут выступать в этих СМИ.

Статья 31 гарантирует право мирных собраний.
Все вы прекрасно знаете, как у нас в городе «гарантировано» это право. В лучшем случае, при попытке заявить митинг или пикет в центре города, вас отправят в Удельный или Полюстровский парк, в худшем — просто откажут, ничего не предлагая, а при попытке провести — задержат.
Что изменится, если эта статья будет выполняться? Граждане смогут свободно высказать свое мнение на уличных акциях, в том числе — и весьма критичное для власти, не рискуя оказаться задержанными, арестованными или оштрафованными. Администрация будет эти акции согласовывать, а полиция будет лишь обеспечивать безопасность участников.

Статья 32 гарантирует гражданам право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих избранных представителей.
Что означает выполнение статьи 32?
Честные выборы — депутатов и губернатора.
Выборы, где не применяется «административный ресурс», где городская администрация не работает как избирательный штаб какой-то партии или кандидата, где обеспечено равенство кандидатов.
А если выборы честные — значит, и в муниципальные советы, и в Законодательное Собрание будут избраны те, кто действительно представляет горожан и будут выполнять их волю. То же относится и к губернатору.
Значит, и городские проблемы будут решаться совсем иначе — власть, понимающая, что зависит от горожан, и что горожане же могут ее сменить на следующих выборах, если она будет плохо работать, будет служить горожанам, а не чувствовать себя их хозяином.

Статья 34 гарантирует право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, запрещает экономическую деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.
Сегодня городские власти действуют ровно наоборот. Они поддерживают монополистов (например, крупные торговые сети, в ущерб малому бизнесу, и для обеспечения сетям преимуществ сносят ларьки и павильоны), они создают всевозможные «государственные казенные учреждения» или «государственные унитарные предприятия» (например, «Центр управления парковками», или «Имущество Санкт-Петербурга», или «Центр размещения рекламы»), которые наделяют правом преимущественного доступа к публичным ресурсам и извлечения прибыли из этих ресурсов. Кроме того, не секрет, что у Смольного есть «приближенные» бизнес-структуры, которые находятся в привилегированном положении (не де-юре, но де-факто). Наконец, в городе существует система так называемых «стратегических проектов» и «стратегических инвесторов», которые сперва получают этот статус, а потом на основе этого статуса получают льготы, преференции и право на получение городской земли без конкурса.
Когда городская администрация начнет выполнять эту статью — все эти безобразия прекратятся. Весь бизнес окажется в равных условиях, а число государственных структур, работающих на рынке, будет сведено к минимуму.

Статья 40 гарантирует право на жилище, и устанавливает обязанность властей предоставлять жилье бесплатно или за доступную плату малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище.
Выполняется ли она в Петербурге? Да конечно, нет! Очередь на жилье сейчас тянется ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ ЛЕТ. Тридцать восемь. Бесплатное жилье от города получают те, кто встал на очередь в 1980 году. Программа расселения коммунальных квартир не выполняется — темпы расселения таковы, что процесс растянется еще, как минимум, на 35 лет. В чем причина? В том, что для городских властей эта задача не является приоритетной. Поэтому выделяется недостаточно средств бюджета на эти цели.
Когда эта статья станет выполняться целиком, задача обеспечения жильем «очередников» и задача расселения «коммуналок» будет приоритетной для бюджета, и только в таком виде губернатор внесет проект бюджета в Законодательное Собрание.

Статья 41 гарантирует право на бесплатное оказание гражданам медицинской помощи.
Известно, как она «выполняется»: очень за многое граждане должны платить. Покупать за свой счет часть лекарств, платить за те или иные процедуры или обследования, платить за уход, и так далее. Причина проста: все то же недостаточное финансирование.
Выполнение статьи 41 означает приоритетность соответствующих расходов в бюджете. Откуда взять деньги? Не тратить на «проекты века», на обеспечение гарантированной прибыли Западному скоростному диаметру, на выплаты по другим соглашениям о «государственно-частных партнерствах», где расходы государственные, а доходы частные, не передавать городскую землю без конкурса «стратегическим инвесторам», а заставить их приобретать ее на торгах.

Статья 42 гарантирует право каждого гражданина на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.
Выполнение этой статьи означает очень простую вещь: ни одно постановление правительства, предусматривающее строительство на месте, где находятся зеленые зоны (пусть и не включенные пока в перечень территорий, защищенных от застройки), не будет даже запускаться на согласование. Застройщики, приходящие в Смольный с предложениями о переводе в Генеральном плане или Правилах землепользования и застройки каких-либо рекреационных территорий в жилую или деловую застройку, сразу получат от ворот поворот.

Статья 43 гарантирует право на бесплатное дошкольное и школьное образование. Выполняется ли она? С грехом пополам. С одной стороны, образование формально бесплатное. С другой стороны, возникают проблемы в устройстве в близлежащую школу или садик — говорят, что нет мест. А мест нет потому, что садики и школы (особенно, в некоторых новых районах) строятся по остаточному принципу — в приоритете жилье (то, что дает застройщику прибыль), а социальная инфраструктура — во вторую очередь, иногда с отставанием
Что будет, если выполнять эту статью? Никакие разрешения на застройку в новых районах не будут выдаваться, если в том же квартале не запланировано параллельное строительство школ и детских садов. Для этого должны быть утверждены соответствующие проекты планировки территорий — определяющие, что в этих кварталах будет построено. Тогда не появятся новые «гетто» — как в Шушарах или на «Парнасе». И. конечно, строительство школ и садиков — приоритет бюджета.

Статья 44 гарантирует свободу творчества и преподавания, и право на доступ к культурным ценностям.
Выполнение этой статьи означает, что не будет (а если будут попытки, то они будут жестко пресечены) никакого давления на учителей школ, в целях «правильного» голосования, и тем более — в целях подделки результатов выборов в участковых избирательных комиссиях. Что касается доступа к культурным ценностям, то выполнение статьи 44 означает, что городская администрация не будет, как сейчас, смотреть сквозь пальцы на то, как «инвесторы» доводят исторические здания до аварийного состояния, чтобы потом попытаться их снести или «реконструировать». И будет ставить вопрос об изъятии таких зданий у инвесторов, если они наносят им ущерб. Прекратятся любые попытки «согласовать» новое строительство в центре города, если оно искажает историческую среду.

Наконец, есть ли у меня представление о том, каким должен быть Петербург?
Безусловно, есть.
Еще четыре года назад, под руководством Григория Явлинского, с участием высококвалифицированных экспертов была разработана программа «Большой Петербург. 21 век». Я активно участвовал в ее разработке и обсуждении.
В этой программе, которую я вижу неотъемлемой частью своей программы на выборах губернатора, сформулирована миссия Петербурга: город, где рождаются ценности. Пространство, где люди чувствуют себя безопасно, комфортно, равноправно, где есть возможность для профессиональной и творческой реализации любого человека. Акцент сделан на развитии человеческого капитала, то есть, на сохранении в Санкт-Петербурге наиболее талантливых людей. Это — попытка сделать Петербург максимально привлекательным, чтобы он был конкурентоспособен по отношению к Москве, другим городам России, Европы и мира.
Полный текст «Большого Петербурга» — здесь:
https://www.yavlinsky.ru/works/bolshoi-peterburg

Дорогие петербуржцы, я жду ваших отзывов, замечаний, предложений.
Программа будет сделана вместе с вами.
И вместе с вами мы будем ее реализовывать.

21.04.2019.

Читайте также